mdmx (mdmx) wrote,
mdmx
mdmx

Смерть от стирки, або Будущее вручную (Рекомендую к зачтению)

Оригинал взят у gorky_look в Смерть от стирки, або Будущее вручную
Ностальгическая радиопередача «По волнам памяти» с различной периодичностью включается в голове практически у всех, заставших СССР – и я не исключение. Безусловно, и трава была зеленее, и деревья выше. И засосы под пионерским галстуком, и самая вкусная вода из-под крана. Логика пытается как-то с этим радио справиться, однако использует не «глушилки», а контрпропагандистские передачи. Разъясняет, что девчонки из пионерлагеря ставили засосы не по любви, но смеха ради, а в десять лет, после четырех часов футбола во дворе, вкусной будет не то что вода из-под крана, но даже из лужи.

Однако логика работает на других частотах, и способна убедить только своих постоянных слушателей. Ностальгия же транслирует на внутреннюю «деревню», где люди верят всему, что звучит из репродуктора сердцем, а не головой. В этой деревне люди неизбалованные, им концерт по заявкам понятней, чем научный коллоквиум.

Обсуждая, что было в СССР, а чего не было, люди часто приходят к выводу, что было главное – забота государства о людях. А без того, чего не было, можно вполне обойтись. «У меня вот в детстве интернета не было, только ржавые качели во дворе – и ничего, вырос нормальным человеком!»

***
В СССР, где материального счастья на всех регулярно не хватало, его старательно обесценивали – чтобы уменьшить к нему влечение. Потреблять надо было идеальные образы бесконтактным способом, поэтому предполагалось, что красивого и полезного можно делать мало, чтобы на него смотреть. А хуевого и страшного надо делать много – чтобы люди пугались этих вещей, столкнувшись с ними в реальности.

Пропагандируемые образы достатка были настолько лютыми, что от них в ужасе бежал бы даже жадный выбегалловский кадавр. В качестве мещанского символа накопительства выступали какие-то ебанутые слоники на рассохшихся пианинах, настенные ковры, служащие пылеуловителями, хрустальные миски-лебеди для икры, в лучшем случае, два раза в жизни содержавшие оливье. Некоторые вещи причиняли реальную физическую боль – например адские занавески из стекляруса, помещаемые в дверные проемы между комнатами.

В общем, добровольно пустить в свой дом этот мотлох мог только окончательно свихнувшийся клептоман. И у меня есть подозрение, что сотрудники КГБ, переодевшись управдомами, ходили по квартирам и составляли списки этих страшных людей, способных вынести любые физические и эстетические страдания ради какой-то бессмысленной поебеньки в серванте – чтобы потом вербовать их в агенты.

Прекрасный же мир завтрашнего дня рисовали в книжках советские художники. Стандартная комната будущего выглядела как пустое помещение, в центре которого маячил стимпанковский гибрид телевизора и панели с кнопками от калькулятора. Рядом стоял стул – настолько минималистский, что у него отсутствовала спинка и была только одна ножка вместо четырех. Зато вмонтированная в пол, как в камере. Предположительно, стул мог крутиться вокруг своей оси.

Я не буду глумиться по поводу эргономики и дизайна – откуда было художнику знать, что хороший стул будущего должен быть намного больше самой телехуйни с кнопками (которая вообще будет помещаться в карман)? Главная идея СССР – приоритет рабочего места над рекреационным. Именно поэтому все матрацы, пуфики и слоники прятались в стены, выезжая оттуда исключительно по требованию таймера или нажатию кнопки.

А еще в стены прятались полезные бытовые вещи, типа стиральных машин, тостеров, пылесосов, посудомоек, фенов и музыкальных центров. Прятались они художниками особенно тщательно, поскольку читатель мог спросить: «Ну ладно, черт с ними, этими жлобскими слониками и лебедь-мисками. Карманную телехуйню с кнопками Джобс еще не придумал. Но где, сука, наши пылесосы? Где кухонные комбайны? Мясо-, мать его, -рубки, и кофе-, мать его, -молки! Они-то уже существуют и работают!»

***
Футуристический шок я пережил, когда уже после кончины СССР узнал о времени появления и внедрения всей этой белой и серой бытовухи в США. Нет, я догадывался, что у буржуев все происходит раньше и больше, но никогда не интересовался – насколько. Так вот, по бытовому фаршу довоенная американская городская квартира мало чем отличалась от советской конца 80-х. Для тех, кто до сих пор в советском танке КВ, поясняю - это до той самой войны, в которой ваши диды воевали, и победу в которой вы отмечаете до сих пор, спустя 70 лет.

И дело вовсе не в западном потребительстве, как разводила лохов совковая пропаганда, ставя на одну полку серванта мещанских слоников и современный пылесос, а в том, что Запад из всех идеальных ценностей избрал самую идеальную – время. То самое, которое не измеряется ни в деньгах, ни в слониках, которое нельзя купить, одолжить или спиздить. Время человеческой жизни. Которая, увы, одна.

И которая в Совке, с его высокими деревьями и зеленой травой, крепкой мужской дружбой и верной женской любовью, не стоила вообще ничего.

Если сложить и перемножить все эти часы, дни, месяцы и годы, проебанные людьми за кухонной плитой и стиральной доской. С веником и тряпкой в руках. За кручением мясорубок и кофемолок. В бесконечных ежедневных очередях в магазинах за продуктами суточного хранения. А затем получившуюся циклопическую цифру поделить на среднюю продолжительность жизни в годах. То. Мы получим еще одну полноценную войну. Со всеми ее человеческими жертвами. С убитым тряпкой и веником временем жизни, которое могло быть потрачено с пользой – но оказалось нахуй не нужным обществу, дожидавшемуся появления телеобразной хуйни с кнопками.

Это пояснение тоже для тех, кто все еще сидит в танке КВ, и думает, что стиральная машина – исключительно материальная ценность, а вместо компьютера лучше купить книжку. И не понимает, что речь идет вовсе не о выбегалловском накоплении матценностей, а об идеальном обмене – освобождении бесценного времени, уплатив вполне конкретную цену за технику.

Американская формула «тайм из мани» иногда работает в обратную сторону.

***
Я далек от мысли обвинять товарища Джугашвила в отсутствии интернета в СССР, а товарища Брежнева в том, что двухчасовой полет на самолете «Аэрофлота» длился две недели – если считать с момента заказа билета. Самолетов при Брежневе было мало, а интернетов при Джугашвиле не было вообще. Кроме того, есть объективные причины – общий технический уровень, время, необходимое на разработку и внедрение, производство и доставка. Население тоже, как котов, надо приучить не пугаться гудящего пылесоса и тренькающей микроволновки. И все равно найдется бабка, которая до конца жизни будет гладить не электрическим утюгом, а нагревающимся на плите.

Моя бабка привезла такой утюг на ПМЖ из Черновцов в Киев. Тяжелый, блять. Говорила: «На дидька воно тра, електрику тико крутыть...». Мне тогда было смешно. А сейчас хочется уебать тех, кто восхвалял общество, в котором десятилетиями и поколениями, дешевле самого дешевого в мире электричества был только человеческий труд и время. И шобы рикошетом отлетело тем, кто сейчас хочет обратно в эту пастораль, наслушавшись в голове «Радио Ностальжи».

Дело не в том, что СССР не мог обеспечить всех бытовыми гаджетами. А в том, что он никогда и не собирался это делать. Будучи барином жадным и ленивым, собиравшим со всех советских граждан, как с крепостных, треть времени жизни барщиной, он даже собранное на себя время мало ценил. Ну а чем там холопы занимаются в свою, оставшуюся после вычитания сна, треть времени – вообще неважно. Пусть стирают руками. И никакой прогресс не мог это изменить, потому что в основе прогресса лежит потребность. А если государство имеет монополию на любой прогресс, включая бытовой, но потребности в нем не испытывает... надо дальше пояснять?

Системный, глубинный, какой-то нутряной и имманентный похуй на личное время человека, культивировавшийся в СССР, не имел ничего общего с «социальным государством» и «человеческими ценностями», о котором вещает ностальгическое радио в голове. И развиться он путем прогресса мог только в одно будущее – маленький и неудобный персональный вертящийся стульчик, прикрученный поближе к гигантскому казенному рабочему месту.

В этом фантасты не ошибались, иллюстрируя свои книжки.

***
Чего может хотеть или бояться целое поколение мужчин, стиравших вещи только после появления запаха, и женщин, ненавидящих готовить – заочных врагов иного мира, где носки надевают один раз, а хозяйки похваляются рецептами, потому что стирать и готовить можно быстро, легко и прикольно? Неисправимых совков, равнодушно наблюдавших за тем, как погибла страна, всегда равнодушно наблюдавшая за тем, как гибнут сами совки?

Отмывшихся, отстиравшихся и отъевшихся – и вот уже соскучившихся по высоким деревьям и зеленой траве, по засосам под пионерским галстуками и вкусной воде из-под крана?

Они не боятся обратно в СССР, потому что думают утащить в него трофейные миксеры и соковыжималки, а потом закуклиться, как выбегалловский «кадавр». Только жизнь опять наебет их – люди большой цивилизации, ценящие время и уважающие жизнь, придумают что-то еще более крутое – мгновенную телепортацию, вечную жизнь, таблетки знаний. А неосовки снова будут пробивать по блату заграничные командировки, чтобы выменять на антиквариат, провезенный в дипломате, три года жизни в одной таблетке, фарцевать чипами мгновенного изучения китайского языка под гостиницей «Интурист» и с восторгом рассказывать на работе, как ездили на экскурсии на Лондонском метро до Марса и обратно.

И тогда этим вечно-совковым «идеальным людям» снова захочется обратно из совка своей мечты в большой мир на очередной шопинг-тур. Это неизбежно, как приливы и отливы.

Вот только нахуя этот отлив тащит нас с собой?

Лично у меня нет времени, чтобы еще раз убедиться в том, что стиральная машина стирает быстрее человека, а «социальному государству» как было, так и осталось похуй на любые интересы отдельного члена общества - если, конечно, речь не идет о том, чтобы эти интересы запретить.

***
Я сел писать эту статью в 8:30, закончил почти в 10:00, вышел прогуляться и проконтролировать окрестности. Докладываю: трава еще зеленая, деревья достаточно большие. Вода в кране есть, но какая на вкус не знаю – привозят в бутылях. Вернулся, выбрал название и картинку к тексту, затем завис над почтой. Потом опомнился и выложил статью в Сеть. Четверть века назад у меня ушел бы на это день. Плюс еще неделя на публикацию. И если окажется, что семь слоников на полке повышают продуктивность труда хотя бы на один процент за слоника, я тут же побегу их покупать - и пофиг, что они страшные снаружи, я их занавешу.

Тому, кто утверждает, что вырос без Интернета на ржавых качелях нормальным человеком, хочу сказать: ты бы и тогда использовал Интернет в качестве аналога ржавых качелей. Шпилил бы в доту сутками или залипал на сайте знакомств. Для того, кому похуй на что тратить время, принципиальной разницы между Интернетом и качелями нет.

И меня никакое радио ностальгии, никакая сирена не заманит в эту дремучую доисторическую срань, где надо половину светового дня тратить на рубку дров и приготовление пищи, остаток времени делить между стиркой и штопкой – и успевать сделать все это дотемна, чтобы не тратить лучину.

Никакие зеленые травы, высокие деревья, вкусные воды и даже молодежные засосы под пионерским галстуком.


Tags: не мое
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments