mdmx (mdmx) wrote,
mdmx
mdmx

Katya Kermlin
12 hrs · Moscow, Russia ·

Когда мы возмущаемся тем, что Леся Рябцева пишет кодекс поведения журналистов в соцсетях, мы забываем, что в нашей стране Леся Рябцева написала вообще все.
Считается, что несчастный кодекс, призванный спасти свободу слова в России, попал не в те руки. Журналисты возмутились. В основном, в соцсетях. Пользуются, проходимцы, тем, что свод правил Лесей еще не написан, и ругают ее тупой блондинкой.

Но я бы сильно удивилась, если бы такой кодекс вдруг взялся писать сам Венедиктов: пригласил бы в соавторы самых вменяемых и влиятельных, использовал бы связи, нажитые знаменитыми рукопожатиями.
Конечно, если бы от кодекса, регламента, или как еще называют эту дразнящую бумажку, действительно зависела свобода слова, то Венедиктов должен был бы сам с него глаз не спускать и охранять репутацию еще не родившегося документа. Но мы понимаем, что свободы слова в России нет. «Вот вам загончик, можете в нем трепаться» — не считается. Раз свободы слова нет, можно как угодно наплевать на спасающий ее кодекс и передать эту формальность помощнице. Это и было сделано.

Леся, конечно, напишет. Она уже написала закон о блогерах (сюрприз, котаны! Вы думали это злоебучая Админка написала? Нет, либеральное Лесино Эхо). И она написала намного больше. Коллективная леся рябцева произвела на свет все, что создано в России в гуманитарной сфере. Вы думаете, законы пишут сумасшедшие депутаты? Нет. У каждого из них есть толковая помощница с похожим на Лесин уровнем компетенций и понимания вопроса. Пока она извлекает из головы правила, по которым мы потом живем, набивая синяки, ее начальник тусуется на приеме.

В каждом государственном учреждении, в госкомпании, ассоциации или совете сидит девочка, которая напишет стратегию, порядок взаимодействия, регламент, закон и экономическую платформу. Если бы важные документы писали те, кого берут на работу их писать, мы бы не видели в центре Москвы топчущихся водителей S-классов, прислюнявливающих бумажки к номерам, чтобы не платить 100 рублей за паркову, пока дяди в костюмах обедают и обсуждают судьбу России. Господам начальникам просто некогда было бы.

Удручающее качество таких документов не оставляет нам никаких шансов на сомнение: в каждом из них прослеживается лесин почерк. Часто можно наблюдать интересный побочный эффект. Попросите самого надутого босса написать три абзаца связного текста. В 99 из 100 случаев не выйдет и одного. Это, конечно, не относится к Венедиктову. Он мог бы написать хороший регламент. Он его не пишет потому, что хорошо понимает тщету расходовать ум и талант на нас.

Все накинулись на Лесю, но Леся не виновата, что ей скинули судьбу свободы слова между расписанием эфира и завариванием чая. Когда трехлетнему ребенку мама предлагает помыть посуду, он так же сияет, гордится, бросает все свои детские игрушки и рвется во взрослый бой. Весь детский сад с замиранием будет слушать завтра, как он, полагаясь на международные стандарты, перемыл целую гору тарелок.

К Лесе никаких вопросов нет. К Венедиктову вопросов полно, но он обычно банит всех, кто ему их настойчиво задает. Надеюсь, Леся не забудет отразить это право главных редакторов в своем кодексе.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments