May 4th, 2016

почетный шаман

Это надо читать

http://pora-valit.livejournal.com/4501374.html
...

16. Растущий уровень безработицы. В Торонто, где проживают 45 % всех иммигрантов Канады, уровень безработицы среди имеющих университетские дипломы
составляет 14 %. Для уроженцев Канады этот же показатель составляет 3,3 % и угрожающе подбирается к катастрофическому 3,4 %.

17. Огромное количество людей, сидящих на велфере. Посудите сами, вот цифры по провинциям и территориям:
Newfoundland and Labrador 4 %, Prince Edward Island 3,5 %, Nova Scotia 3 %, New Brunswick 4 %, Quebec 5 %, Ontario 4 %, Manitoba 4 %,
Saskatchewan 2,5 %, Alberta 3,5 %, British Columbia 5,5 %, Yukon 1,5 %, Northwest Territories 1 %, Nunavut 2 %.
Кто дружит с математикой? Просуммируем! Получаем 44%. Почти половина трудоспособного населения сидит на пособии.
Как человеку труда содержать эту армаду велферщиков?
...
почетный шаман

Пульс времени

Оригинал взят у bydylai в post
Многа буквов.
Одна моя бывшая знакомая женщина-майор, как-то раз, зашлась в неслужебной истерике.
- Вот вы не знаете! Вы не понимаете! - кричала мне она. - А представители сексуальных меньшинств, вернее -ваши смехуечки над ними – это же накипь человеческая! Кровавый пот палачей режима! Надо уезжать от вас мррррразей в цивилизованную европу.
Я как-то опешил, потому что, на свой взгляд, отличаюсь редким устойчивым похуизмом не только к меньшинствам, но и к большинствам.
Но не удивился, ну должен же кто-то быть виноват во всех бедах этого мира. Так почему не я.
Удивился я потом, когда женщина грамотно подвела под уголовную статью парочку бизнесменов и с вытряхнутыми из них немалыми деньгами так-таки рванула туда, к цивилизации.
[читать дальше]

Где можно жить, как нормальные люди. Где свобода, братство, равенство и прочая любовь.
Когда началось украинское ато и запылал донбасс, один мой знакомый тридцатилетний пенсионер, из бывших московских, скажем так, бизнесменов, сорвался со своих насиженных и теплых европейских мест.
- На заработки? – спросил я, думая, - ну не мог же он профукать все свое нажитое изобилие имущества и рент.
- Да брось ты, - ответил он. – Ты же знаешь, хватает. Так, на людей в прицел посмотреть. Себя показать.
Ну, добавил еще что-то там про братский народ, - как понял я ,– разволновался за идею.
Буквально через три- четыре месяца я уже трясся в попутном частном грузовом самолете на Ханкалу, чтоб успеть попрощаться с ним.
Однажды я удивился, когда случайно встретил своего дальнего родственника в институте радиологии Обнинска.
- Ты тут это. Ты чего? – неприветливо спросил я, так как долгое время не уважал этого человека за мягкотелость и какую-то общую жизненную несуразность.
- Так это. Так обследоваться же, - растерянно ответил он.
- А, тогда ясно, - сказал я.
И мы принялись сидеть молча, ходить курить – молча, и в конце концов впервые в жизни разговорились – а чего это у тебя, например, за жилетка в машине с надписью «первая линия защиты"?
И договорились до того, что выяснилось - этот самый неуважаемый мной за бесхарактерность человек в свои тридцать семь уже пять лет как официально находится на пенсии.
- В нашем отряде ликвидации последствий ядерных катастроф – это, вообще-то, не редкость, - усмехнулся моему удивлению он.
Послушал его еще. Не то, чтоб каждый день божий он шел на верную смерть, но куча полевых учебных испытаний, с вполне себе реальным фоном, прочая, и прочая, предрекали довольно-таки предсказуемый итог.
- Хорошо, говорит, хоть пенсия нормальная. Спасибо Путину. Раньше-то были вообще копейки.
- Слушай, говорю я, - так какого чорта ты вообще работал там, если все знал?
- Ну, кто-то же должен был там работать. А не все, наверное, могут, Макс, - ответил он.
Как-то раз, из поля видимости выпал один мой знакомый.
Из этих, из не ушедших в честный бизнес, а честно оставшихся в мастях социального изгоя: при своих ходках, звездах и сроках.
Спрашиваю у ребят, - а где этот? Давно не видать.
- Так ты что, говорят они, не слышал? Так там такое дело было, что его друг детства отрастил неплохое финансовое брюшко. А какие-то полуотмороженные деятели украли его дочку на выкуп, типа за долги. Тот кинулся по старой памяти, мол, помогай - выручай.
И твой поехал выручать, договорился под слово – девочку отпустили. Остался в заложниках вместо нее, а друг решил не тратить деньги и написал заяву ментам.
Ну и что, - говорят пацаны, - ну и все. Спекся он. И ты вообще, заглядывал бы почаще – может тогда хоть на похороны бы успевал.
Одна моя знакомая фанатка навального и прочих побед всего хорошего над всем нехорошим, впрочем, ладно, она еще живая, оставим ее в покое.
Я это все больше к чему, из всех этих очень разных, ярких, беспорядочно разбросанных по холсту жизни красок, лично для меня вырисовывается довольно-таки расплывчатая внешне, но очень нехорошо, отчетливо скверно ощущаемая нутром картина.
Глядя, вернее, пытаясь вписаться, а еще вернее - уже наконец-то выписаться из ее сумасшедших узоров, я вспоминаю антикризисное совещание 2008 года в одной крупной инвестиционной компании, где задорный ясноглазый и очень образованный в университетах топ-менеджер устраивал мозговой штурм, - мол, сейчас мы все сядем и хорошенько подумаем, что мы можем сделать в текущих условиях.
А очень уставший собственник компании, глядя на него краснющими глазами, тихонько бубнил себе под нос, - охуеть мы можем, Дима. В текущих условиях. Реально.
И все что мы сейчас можем сделать – так это не охуеть.