September 10th, 2015

почетный шаман

Для понимания некоторых аспектов жизни жителей средней Азии.

Оригинал взят у rus_turk в Характеристика религиозно-нравственной жизни мусульман, преимущественно Средней Азии (3)
Н. П. Остроумов. Характеристика религиозно-нравственной жизни мусульман, преимущественно Средней Азии // Православное обозрение, 1880, том II, июнь-июль.

Часть 1. Часть 2.

Женщина в тюбетейке (г. Коканд). Фото Г. Крафта, 1898—1899


Посмотрим, в какой степени ислам успевает искоренять в своих последователях разные пороки, т. е. в какой степени он влияет на улучшение нравственного характера народов, его исповедующих. В этом отношении любопытен факт, что в мусульманах рядом с набожностию уживаются самые грубые пороки. Ксавье Раймунд, описывая нравы афганцев в 1848 году, говорит, что жизнь мухаммеданских мулл на вид может казаться жизнию святых, но в домашнем кругу все они предаются порокам. Collapse )

почетный шаман

Страна которую мы потеряли (тм)

Взято из комментариев здесь - http://rus-turk.livejournal.com/80321.html

И ещё.
М.В.Грулёв. Записки генерала-еврея

Глава X. На Кавказе
...
На первых же порах моего командования батальоном я наткнулся в одной роте на пикантное происшествие, имевшее вполне couleur locale; в этой роте обнаружилось, что взводный унтер-офицер из туземцев, одержимый неестественным пороком, насиловал молодых солдат своего взвода. Ротный командир доложил мне это на словах, не желая, почему-то, подавать официального рапорта, и уверял меня, что такие грехи и раньше случались в полку. Мне же, не привыкшему к таким обычным кавказским нравам, событие это казалось выдающимся по своей преступности. Произведя лично расследование и убедившись во всем, я сам подал рапорт по начальству, требуя предания суду этого унтера.

Дальнейший ход этого дела меня еще больше огорошил, чем самый факт обращения взвода солдат в гарем для своего командира. Приезжает в Белый Ключ великий князь на обычный инспекторский смотр. После смотра получаю служебную записку, что его высочество просит меня пожаловать по делам службы. В присутствии командира полка, полковника Суликовского, завязывается такой разговор: ,

– Зачем вы, полковник, подали рапорт об этой истории с унтер-офицером? Неудобно, знаете, поднимать бучу, скандалить полк, когда мы готовимся к празднику 200-летнего юбилея. Возьмите назад ваш рапорт. Вам, пожалуй, такие истории кажутся необычайными; а мы здесь к этому привыкли. Знаете ли, что в минувшем году у меня в дивизии не взводный унтер, а командир полка (Тифлисского), полковник Попов, попался в таком грехе: он насиловал вестовых и ординарцев, которых посылали к нему по ежедневному наряду. Я-то готов был простить ему эти шалости, – уж очень командир был бравый. Но история эта получила огласку на весь Кавказ, так что я должен был представить его к увольнению со службы. Но знаете что мне Куропаткин сказал, когда я был в Петербурге? – Напрасно, говорит, лишаете себя хорошего командира полка; не Бог весть какая важность это баловство, в котором он попался. В Туркестане, в период завоевания края, многие грешили этим делом – держали «мальчиков». Что поделаешь, коли нет женщин. А воевать ведь надо. А «без женщины мужчина, – что без паров машина».