November 14th, 2014

почетный шаман

(no subject)

http://www.aboutru.com/2014/09/9249/

Очень часто в обсуждениях «про Украину» всплывает вопрос: а откуда вы знаете, кто врет, а кто нет?

Все же врут, небось.

Вопрос важный, на самом деле.

Идет информационная война, у каждой стороны свои интересы.

На фейках ловили и тех, и этих, да и просто есть известный феномен, что люди избирательно воспринимают факты, и даже свидетели могут присочинять - ради святого дела. А то и искренне верить в свою немного подтасованную версию событий.

А уж политики и вовсе врут - это их ключевая компетенция.

И как же тогда разобраться?

Иногда приходят на помощь личные связи. Просто знаешь какого-то человека, и уверен, что он не станет врать и искажать информацию даже из соображений идейной борьбы.

Мне в этом смысле легче, поскольку моя лента и до всех событий наполовину была украинской, и это не политики, а обычные люди, в основном приемные родители и коллеги. Позиция у них разная, но некоторая стереоскопия возникает.

Но, понятно, что это особая ситуация, не у всех так.

Как понять, чье ТВ врет? Российское или украинское?

Тут как раз просто. Дело в постановке вопроса.

Не о том речь, кто НИКОГДА не врет. Такого в условиях войны не бывает.

Речь о правилах игры.

Где может быть высказана только одна точка зрения, а где разные? Где для этого есть чисто технические возможности, а где их нет?

На украинском ТВ идут многочасовые прямые эфиры. Это значит, что любая правда может быть высказана или хотя бы выкрикнута в отбираемый (допустим) микрофон. Людьми в студии, людьми на площади, которым дают микрофон. Самим ведущим, которого «пробило», как когда-то Миткову (раньше и зомби были живыми людьми).

На росТВ все щели замазаны. Комар не пролезет. Фильтруется каждое слово. Даже если дают «прямое включение» с улицы - спрашивают у заранее подготовленных людей. Зачем бы это делать, если не собираешься тотально врать?

Сопоставив эти два обстоятельства, я понимаю, что вопрос «кому верить» для меня решен. Мне неважно, сколько фейков с укрТВ мне приведут в пример. У них есть возможность сказать другое - все, это решающий довод. Я могу усомниться в конкретном сюжете, но в целом - верю.

Когда и если правила уравняются, тогда будем фейки сравнивать.

Дальше - политики.

Та же штука, на самом деле.

Я не могу заглянуть в голову ни Меркель с Обамой, ни Путину с Лавровым. Лично мы не знакомы, верить ли им как людям - я не знаю. Опять же, политики, грязная работенка. Наверняка и соврут когда.

Смотрим на правила игры.

У Обамы и Меркель за спиной - реальная политическая оппозиция, свора журналюг, которые за вранье растерзают в клочья. Соврешь и разоблачат - конец карьеры, соперники загрызут, вспомним бедолагу Клинтона. А впереди выборы, не «подсчет голосов», а прям таки всерьез. Избиратели с их чертовой протестантской этикой, они вранья не любят. А газ в домах любят.

И вот каким надо быть камикадзе, чтобы в этой ситуации врать, например, про присутствие российских войск? Даже если бы вдруг захотелось?

Теперь Путин с Лавровым. Оппозиции нет, независимых СМИ нет, другая точка зрения запрещена на дальних подступах - щели законопачены и уплотнены новыми законами УК. Избиратели, если их можно так назвать, будут только в восторге: «Эк наш их ловко срезал! И не подкопаешься! Доказательств, что это Россия, нет!(с)».

Ври - не хочу. Еще и рейтинг вырастет.

И что, я, по вашему, зная то и это, должна ломать голову над тем, кому верить?

Увольте.

Людмила Петрановская
почетный шаман

(no subject)

Евгений Юрьев

О черни. Что необходимо понять и сделать.

В моей сегодняшней позиции и в отношении к вате нет ярости, хотя она была, признаюсь, нет жажды мести и обиды. Есть только слегка усталое понимание, того, что если не хочешь, чтобы после очередного апокалипсиса пропали еще десятилетия жизни, усилий, работы по восстановлению нормальной жизни, придется сделать несколько вещей. Заставить ватников отвечать. По настоящему. Не на уровне слов. Чтобы сформировался рефлекс. Чтобы запомнили, чтобы отбило навсегда у них и у всего их крапивного семени в семи коленах желание безответственно разрушать.

Я не хочу быть автоматическим лохом, вот что. Чтобы я или мои дети опять строили-строили, а отдохнувший хам снова посмотрел бы нагло и презрительно на мой зАмок, хмыкнул через губу и наступил бы на него лапой.

Я безо всякого бодрячества, эпатажа и лукавства говорю о том, что хам неизбежно выйдет из угара и приползет покаянно, глядя прозрачными бесстыдными глазенками. Это кажется фантазией только неопытным по жизни людям. Я говорю это не только для того, чтобы «приподнять крылья» отчаявшемуся ответственному классу. Я уже не раз видел этот сюжет похмельной слезливости, я уже устал от него, он мне противен даже своей простецкой пошлостью и бесстыдным простодушием.

Но я, признаюсь, прихожу в ярость, когда вспоминаю, что неизбежно следует за этим. Когда начинают «прощать». Жалеть, говорить, что «они уже наказаны», что надо не уподобляться, что нельзя становиться драконом, что это социальный расизм и так далее.

При этом прощают всегда по факту опять за мой счет. То есть отпускают побитого зверя, на словах поручившись за него, а когда отдохнувший зверь возвращается и начинает громить мою жизнь, виновато улыбаются и говорят: ну кто бы мог подумать. Мог. Я мог. И подумал. И предложил (предложу) меры, предотвращающие повторение беспредела. И если подписались за хама, то в следующий раз будете за него и отвечать.

Раскаяние проверяется платой. Реальной ответственностью.

Так же точно, предложите сердобольной соседке или рыхлому соседу в очках, которые заступились за накосячившего бедолажку, что, мол, как можно с человека требовать, ведь он НЕ СПЕЦИАЛЬНО, у него сложная судьба и он ИЗВИНИЛСЯ – предложите им - ну заплатите за него, если так болеете за пролетариат.

Реакция прогнозируема?

Немного конкретики. Так вот, механизм гражданско-правовой ответственности за антицивилизационные действия и коллаборационизм с деструкторами-популистами (фашисткими вождями и их командой) должен быть понятен вате.

А вата регулируется простыми, понятными страхами, общество ваты, настенных ковров и чайного гриба пропитано копро и некро-мэмами с очень тяжелым запахом, каким-то легким ароматом их не прошибешь.

Чего боится хам, например? Что у него отнимут хату, выгонят на улицу, не дадут возможности устроиться на работу и кормиться. Что его потомство будет деклассировано.

Это не реально, это необоснованно жестоко, для этого нет экономических и правовых, и этических обоснований?

Нет, есть, или будут. Жлоб понимает только жлобство, а одичавший пес – палку. Это бихевиоризм.

И охуевшая бабушка с огромным черно-бурым бантом вместо башки, и ее внуки, больше похожие на пивные полторашки а не на людей, быстро врубятся, что почем, если за определенные действия или бездействия в 2014-2016 годах у нее деприватизируют хату в 2018. В центре Москвы, или Питера. Или Донецка. За которую они НИ КОПЕЙКИ не заплатили, но которая стоит в нормальной рыночной среде миллион денег.
Это справедливо.
почетный шаман

Список библиотек. На почитать.